Диктинна (Diktynna): a long long way

rodopos_map

На северо-востоке полуострова Родопос лежит бухта Мениес (координаты: 35.664622N, 23.767858E). На ее берегу несколько тысяч лет назад стоял главный храм критской богини-девственницы, покровительницы моряков, охотников и рыболовов — Диктинны. Из-за этого бухту также называют Диктинной. Пять лет назад мы впервые приехали на Родопос, покрутились у его основания, очаровались задумчивой тишиной пляжа Равдуха и деревушки Афрата. И хотя увидеть таинственную бухту очень хотелось, повернули назад. С нами был человек четырех лет от роду, ехать с ним (точнее, с ней) по грунтовке, для которой нужен джип, как писали очевидцы на иностранных сайтах, на Тойоте «Ярис» мы не решились. Грунтовку своими глазами в тот раз мы не видели — в своем начале Родопос вполне цивилен: с асфальтовыми, хотя и пустыми дорогами.

Мысли о Мениесе/Диктинне не покидали меня эти пять лет. Почему? Отчасти из-за ее красоты и дикости, отчасти из-за азарта – желание получить труднодоступное у человека в крови. Как любого преследователя идеи-фикс, судьба сполна напоила меня желаемым. Однако, следует признать, была все же милостива к нам (есть и другое объяснение, но мне не хочется портить возвышенный момент и писать о тех, кому обычно везет). Тем более, отдавать все лавры одной только фортуне неправильно – водительский опыт Дениса сыграл большую роль.

Полуостров Родопос – уникальное место. Знаю, большинство критоманов моментально возразят, что на Крите почти все места такие. И все же, в данном случае, это определение не пустые слова. Родопос, пожалуй, самый дикий угол на всем северном побережье, так плотно освоенном туристами, что если когда-нибудь из активности тусующихся в клубах, ужинающих в тавернах и ездящих по экскурсиям людей научатся вырабатывать электричество, север острова сможет обогревать с мая по октябрь какую-нибудь арктическую станцию. И вот вообразите — среди пульсирующих огней, среди носящихся взад-вперед арендованных машин, между такими маст си как Балос и Ханья, молчаливо лежит полуостров: узкий, длинный, практически безлюдный.

IMG_3738

Жизнь на Родопосе едва теплится, как во впавшей в анабиоз ящерице. Несколько поселений – самое крупное из которых одноименный с полуостровом поселок Родопос, жмутся почти вплотную к материку. Близость к себе подобным тут предпочитали исторически – набеги пиратов вынудили монахов из монастыря Айос Йоргос, развалины которого находятся аккурат рядом с Диктинной, отказаться от уединения, перебраться в 13-14 вв. в начало полуострова, построив там позже новый монастырь – Панагия Одигитрия. Соседство с цивилизацией до сих пор сказывается на монастыре благотворно – он действующий и ухоженный. Остальные церкви, оттесненные вглубь полуострова, словно зачарованы. Они помнят тех, для кого святые и Апостол Павел, творящие здесь чудеса, были пусть не современниками, но реальностью, а не легендой. Но глубок сон каменных стен, поведать его живущим вряд ли удастся – летописи утеряны, некоторые из часовен недействующие, некоторые стоят закрытыми до церковных праздников…

Дорога к бухте начинается от поселка Родопос, через два километра по выходе из которого асфальтовая дорога превращаются в 16-километровую грунтовку. При изучении маршрута я мучила расспросами знакомого критянина Йоргоса и читала отчет Lettos на tocrete.com. Воспоминания Йоргоса были хаотичны. Помимо Диктинны мне хотелось посмотреть на заброшенный монастырь Айос Йоргос, безлюдные развалины которого особенно манили после посещения в прошлый приезд на остров другого покинутого монахами монастыря — Мони Католико, народу в котором было, как во время Чемпионата мира по футболу в пабе. Слова «дикий» и «безлюдный», если кто заметил, уже не раз встречаются в этой главе, что естественно – не к ним ли стремится большинство из нас на Крите? Однако именно с монастырем было не все ясно: я знала расстояние от него до бухты – 1,5 км, но не представляла соотношение его и Диктинны — нужно ли сворачивать с дороги, чтобы попасть в монастырь, можно ли подъехть к нему на машине? Когда в нашей с Йоргосом переписке речь заходила об этих последних километрах, он начинал сбиваться, говорить, что был там в детстве, перескакивал на воспоминания об оливковой роще своего деда, доставшейся Йоргосу в наследство, после чего уверенно седлал любимого конька – тему о кровопийцах из Евросоюза. Тут разговор я спешно заканчивала – от эмоций он путал английский с греческим, становился несдержан.

Перед отъездом я написала критянину:

– Йоргос, мы решили не брать джип, потому что будем четыре дня жить в Ханье. А в старом городе, сам знаешь, на джипе никак.

– Вика, – отвечал Йоргос – это прекрасно! Возьмите на один день пикап и тогда вы сможете свозить на Диктинну свою собаку!

Будто собака – это тетушка, а Диктинна – Баден-Баден…

– Йоргос, наша собака останется в Москве, а мы поедем на Тойоте «Авенсис».

– Вика, мои молитвы с вами!

Идею ехать на Диктину на легковушке Йоргос не одобрял – его самого дед возил когда-то в бухту как раз на пикапе. Вместе с собакой и козой (не спрашивайте зачем коза, не знаю).

Итак, как-то раз июльским утром мы посадили родителей и подросшего – девятилетнего человека, снабженных сетками с масками и трубками, на кораблик, следующий в дневной круиз из Киссамоса до Балоса и Грамвусы, а сами поехали к полуострову Родопос. Предусмотрительность в тот день не была нашей путеводной звездой. Отчасти это объясняется тревогой за трех ныряльщиков, которым я забыла купить зонтик и крем от солнца, отчасти тем, что к Родопосу мы подъезжали с непривычной для нас стороны – полуостров лежал через Национальное шоссе, и все наши умственные усилия свелись к борьбе с навигатором (проигранной) — адский прибор вел нас зигзагами меж огородов и домов.

IMG_5014

В итоге выскочили на полуостров какой-то кривой дорожкой и тут выяснилось вот что.

Индикатор бензина показывал три штрипки из  восьми — то есть, чуть больше четверти бака, а все заправки остались за спиной на Националке. Воды с собой не было. Про наличие в нашей машине запаски мы ничего не знали. Одежду с длинными рукавами или крем от солнца не взяли… Легкомысленно махнув на все это рукой, мы решили, что трех штрипок вполне хватит на километров 50 (туда-обратно). И поехали.

До деревни Родопос вело вполне сносное шоссе, изредка попадались фермеры на пикапах. В поселке мы заплутали: после центральной площади стало неочевидно, которая из улиц — главная. Плюс, навигатор решил в очередной раз срезать нам путь. В результате ехали по дну канавы, пересеченному поливочными шлангами и торчащими булыжниками. И едва уже решили, что вот прямо сейчас наша экспедиция к далеким берегам закончится, как липкая дорога вздыбилась и выплюнула наш Авенсис на шоссе. С ближайшей ограды на нас смотрело такое украшение:

IMG_4188

Что ж, отличное шанс проявить твердость характера, не приняв это за знамение.

Через пару километров, как и было предсказано, шоссе превратилось в грунтовку. Навигатор вел себя тихо, не кулдыкал – срезать тут было негде – дорога одна, редкие съезды с нее обозначены ржавыми указателями.

Первые два километра грунтовка набирает высоту, забираясь в гору, справа еще видно море.
Следующие два километра — змеится по довольно ровной местности среди каменистых холмов, поросших пыльными кустиками и мелкими искривленными деревцами. Небо — самое яркое, что здесь есть.

1

К достоинствам грунтовки на всем ее протяжении можно отнести два пункта: отсутствие крупных ям и ее следование посередине полуострова на небольшой высоте — то есть, никаких обрывов и отвесных скал под тобой.

К минусам — довольно плотный слой острых камней — ехать приходится осторожно, не выше 20 км в час, объезжая особо крупные геологические образцы. Второй минус – то самое безлюдие, которое мы ищем на диких пляжах Крита и в заброшенных монастырях. Пренебрегшие пунктом в договорах аренды авто о недействительности страховки на грунтовках, и ездившие на соседний Балос, помнят, что там ты оказываешься в веренице таких же рентованных машин, а сбоку видно море — по которому снуют катера и кораблики. Эти последние помочь в случае чего вряд ли смогут, но психологически присутствие людей успокаивает.

2

Здесь же изредка проводит машину взглядом коза на обочине, шмыгнет в камнях ящерица, да пару раз встанут близ дороги какие-то строения, жилыми которые можно назвать лишь с натяжкой. Очаровательная задумчивость приматериковых деревушек, пленившая меня в прошлый приезд, сменилась суровой скудностью пейзажа. Оставив позади шоссе, электровышки и дома, Родопос начинал показывать свое истинное лицо.

Дорога снова начала опускаться и подниматься, а горы, вставшие с обеих сторон, закрыли море. Иногда по пути попадались раскатанные участки с красноватой почвой, острых камней на которых было значительно меньше:

3

Тем временем полосок на индикаторе осталось две. В начале пути, беззаботно прикидывая расстояние, мы не учли, что на спусках-подьемах бензина тратится больше, чем на равнине. Выключили кондиционер. Открыли окна… За пару минут раскаленный запах трав и камней изгнал из машины все следы охлажденного воздуха. Вместе с жарой машину заполнил ор цикад. От их безумного гама одиночество и безлюдие этих мест становилось, казалось, осязаемым. Увидев впереди козу, я ей почти позавидовала — отсюда ее заберут люди.

4

Проехав так еще пять километров, с очередного пригорка мы отчетливо увидели пик мыса Спата (Spatha) – крайнюю точку Родопоса. До этого он уже показывал впереди свои очертания, похожие на женскую грудь и вот теперь отчетливо высился на фоне неба и вынырнувшего из-за горы моря. Однако, стоп. Пик обескуражил меня. Бухта находилась на восточной стороне полуострова. Учитывая, что, ехать нам оставалось километров семь, то есть недолго, мыс Спата, находящийся на севере, должен был очутиться слева от нас. Но он был справа.

5

Почему так, выяснилось быстро. На Родопосе расстояния измеряются не по прямой, а по кривой, пора было уже привыкнуть к этому. Начался спуск. Проехали по серпантину два километра, после чего мыс заметно сместился, как и положено, влево. Состояние дороги ухудшилось: камни стали крупнее, слой их – гуще.

6

Помня о том, что на обратном пути спуск обернется подъемом, Денис выключил мотор и перешел на нейтралку. Без двигателя руль ему приходилось держать крепко, вписывая и без того неповоротливый корпус Авенсиса в повороты. Судя по джипиэс, спуск продолжался до самой бухты, хотя уже без серпантина.

Слева, чуть вдали от дороги, показались поилки под чахлыми деревцами и неясно угадывающиеся очертания то ли домика, то ли сарайчика. Денис припарковал машину на обочине — поближе к этому хотя бы смутному намеку на существование человека. Дальнейший путь в целях экономии бензина решили продолжить пешком. И вот здесь, спустя час после выезда из поселка Родопос, мы впервые увидели человека. От домика-сарайчика выезжал на дорогу дед на пикапе. Совершенно прекрасный дед — краснощекий, с пушистыми усами, если на Крите мог существовать Дед Мороз, то это был он. Я спросила его, далеко ли до Диктинны.

– Ту килметрс, — махнул рукой в сторону он, — и для надежности показал два пальца.

Километра через полтора стало ясно, что дедушка указал опять же расстояние по прямой. А не по дороге. Моря впереди видно не было, зато показалась развилка, и мы вспомнили про навигатор. Следую логике этого дня, его мы, конечно, забыли в машине. Грунтовка раздваивалась возле указателя на заброшенный монастырь Айос Йоргос. К нему направо уходила дорога и виднелась разрушенная башня:

7

Существует ли от монастыря дорога к бухте мы не знали. Безлюдье Айос Йоргоса больше не прельщало. Арафатка, сооруженная Денисом из полотенца, и моя широкополая шляпа не спасали от всепроникающего солнца – тенек большая редкость в этих местах,  грунтовка с самого ее начала идет по солнцепеку. Посему на монастырь решили забить. Провели спортивное ориентирование. Однако осмотр с ближайшего холма не явил взору морской глади. Решили идти по дороге, что уходила от развилки с указателем налево — она была чуть шире и раскатанней той, что вела к монастырю.

8

–       Вот, раньше, — шагая думала я, — исследователи по косвенным признакам — направлению течений, например, делали выводы о существовании островов. У нас же для анализа есть дорога. Какой вывод мы можем сделать?

–       Что указателя на Диктинну на ней нет, родная, — ответил кто-то ехидный внутри меня.

Мысли от жара, идущего от земли и небес путались.

9

– Пес с ним, с указателем, —  кажется, вслух пробормотала я, —  самое главное, чтобы спутник был хороший.

Словно в награду за этот ответ внутреннему демону, пространство распахнулось, выпустило нас из-за поворота и взлетев на каменистый пригорок мы увидели ее:

10

А я уже и забыла, что на земле есть краски помимо серого и коричневого!

Спуск заложил последний крутой вираж. Который, впрочем, не произвел на Дениса впечатления:

– Был бы бензин — проехали.

Дорога на подъезде к Диктинне такая:

11

12

13

Миновав небольшой домик и загон для коз, маленькую часовню и полуразрушенные постройки, мы подошли к бухте.

14

15

Вдали у скалы маячил катерок, вокруг которого плавали два дайвера, чье присутствие выдавали снующие туда-сюда трубки. Больше никого.

Галька на берегу довольно крупная, в воде — плоская и приятная, попадаются и большие камешки. Надев маски, мы нырнули.

16

Где-то вверху лучи слились, ударились о воду и заскакали бисеринками по дну. Напротив я видела веселые глаза Дениса, плывущего мне навстречу. Казалось, что от сотворения мира прошло совсем немного времени и возможно, мы — первые из людей.

На берегу нам встретился дайвер с добычей.

17

Через пару минут он колошматил осьминога о скалу. Как писал Петер Вайль: «головоногие любят, чтоб их били перед жаркой, и от этого смягчаются».

18

Вскоре приехала пара машинок, подтвердив слова Дениса о возможности проезда до самой бухты на легковушке:

19

По тропинке, взбегающей на гору справа от бухты, если смотреть на море, я поднялась к руинам Святилища Диктинны.

На холме, покрытом колючками, сохранились остатки ступеней, обломки колон и обработанных камней:

20

21

22

Солнце, море, хмельной ветер и земля выстроились вокруг меня в хоровод. В ответ на их танец в сердце радостно отзывалась богиня, которой люди давали много имен и Диктинна — лишь одно из них. Вечно возрождающееся в каждом человеке божество, как напоминание о том, что мы — часть этого простора и света.

23

Обратный путь был сложнее. Если пешая дорога сюда заняла у нас час, то обратно, те же четыре километра, но в гору, мы прошли за полтора.

24

В машине в честь начала дороги к материку, индикатор уровня топлива показал одну штрипку.

Ехали практически молча, лишь раз Денис пробормотал:

— Хоть бы бензина до Родопоса хватило.

Где-то на полпути к поселку встретили еще одну рентованную машинку — Хендай Гетц.

Солнце било со всех сторон и сидело, кажется, на моей макушке. Все силы, которые еще можно было сконцентрировать, я пустила на блокировку мыслей о том, чтобы будет, если бензин кончится здесь. Высматривала на дороге острые камни и тем себя отвлекала.

Самое сильное впечатление от той дороги, которое не стирается даже со временем, это ощущение абсолютного одиночества. Ни на диких пляжиках юго-запада, ни на безлюдных майских дорогах юго-востока, у меня не возникало такого тягостного чувства изолированности, как в пик туристического сезона — в июле, на Родопосе. Словно он — сам по себе, а Крит — сам по себе.

25

Едва впереди показались белые домики поселка Родопос и колеса Авенсиса въехали на асфальт, на индикаторе зажглась красная лампа.

Джипиэс был верен себе и сообщал то же, что в начале пути — ближайшая заправка на Националке. То есть, через шесть километров. Поскольку дорога шла под горку, Денис выключил двигатель и мы покатились вниз, к людям. К счастью, на дороге машин нам не встретилось.

Большую часть пути до Национального шоссе мы проделали на нейтралке, стараясь сберечь те остатки топлива, что еще оставались в баке. Выехали на шоссе… Никогда не думала, что вменяемого человека могут так обрадовать спрятанные под землей канистры с бензином — впереди показался «Shell». Но, черт его дери, на противоположной стороне дороги.

Я против несоблюдений ПДД. Я внимательно отношусь к разметке. Я не люблю развороты в неустановленных местах.

— Давай нарушим?- сказала я мужу.

Могла бы не говорить. Денис уже остановился, и посмотрев по сторонам, переехал двойную сплошную. При сиплых звуках начинающего глохнуть двигателя доехали до колонки.

И едва бросив заправщику: «фулл, плиз», мы кинулись к холодильникам с водой — страх зависнуть на мертвенном полуострове слегка притупил жажду, теперь же она раздирала губы и небо. Я пила и думала о двух вещах. Первая — ненавижу полуостров Родопос. Вторая — Денис  вырулил.

Если вы спросите меня, стоит или нет ехать на легковушке к Диктинне, прошу прощения, но ответа не дам. Я постаралась описать дорогу и показать фотографии – решение за вами. Если оно будет положительным, то: запаска, полный бак и хороший водительский опыт должны стать обязательными условиями. И я бы не брала с собой детей и пожилых людей.

Жалею ли о проделанном пути (учитывая, что не смотря на смоченные на обратном пути полотенца, намотанные на себя, мы сильно обгорели на солнце)? Нет, не жалею. Обожженная кожа отшелушилась и под ней выросла новая, а страх забылся, как родовая боль…

Память выкристаллизовывает главное: бисеринки света в кристальной воде и смеющиеся глаза напротив.

26

 

Далее – Агиос Павлос.

10 Комментарии

  1. best_kot

    Хочу в Диктинну! Но не в июле, а весной или осенью 🙂

  2. merci (Автор записи)

    Марин, хорошее решение! По жаре там совсем тяжко…

  3. Аноним

    Спасибо!!!

  4. Василий Самарин

    Забыл представиться, ещё раз СПАСИБО. Замечательный рассказ, обязательно съездим туда. Опыт странствий по безлюдным частям Крита есть.

  5. merci (Автор записи)

    Василий, рада видеть, заочно мы с вами знакомы по ФБ. Знаю, что любите бродить по критским тропинкам, если не ошибаюсь, особенно -в районе Сфакии (сужу по Вашим фотографиям). Спасибо за теплые слова и отличного вам путешествия — и к Диктинне, да и не только к ней! ))

  6. Lettos

    Молодцы!
    Очень художественно и тонко подмечена уникальность полуострова!
    К этому: «Если вы спросите меня, стоит или нет ехать на легковушке к Диктинне, прошу прощения, но ответа не дам. Я постаралась описать дорогу и показать фотографии – решение за вами. Если оно будет положительным, то: запаска, полный бак и хороший водительский опыт должны стать обязательными условиями.» полностью присоединяюсь, и ещё — возьмите запас воды. Не приведи Бог, пригодится.
    Приятно встретить истинно смелых людей!

  7. merci (Автор записи)

    Lettos, спасибо! Рада видеть!
    И отдельное спасибо — за ваш отчет. Крит — уникальный остров еще и потому, что несмотря на массовый туризм, на нем сохраняются дикие места. Это здорово. Правда, найти в сети описание дорог к ним не всегда удается. Так же было и с Диктинной. Собираясь туда, я лазала по разным форумам (не только русскоязычным), но ничего внятного про дорогу, кроме нескольких копирующих друг друга фотографий, не нашла. Пока не встретила ваш отчет! А когда уже ехали по Родопосу, пыталась определить место, от которого вы шли пешком. То есть, во время нашего путешествия вы, сами того не подозревая, были все время с нами. ))
    Виртуально жму руку, чокаюсь — Ямас! ))

  8. Олег (zimolev)

    Координаты конечной точки у Вас сохранились?

  9. Олег (zimolev)

    Как обычно. Нужно просто поднять глаза. Спасибо!!!

  10. merci (Автор записи)

    🙂 Олег
    Вот здесь еще посмотрите — весь маршрут на Wikiloc и все отмеченные флажками точки — с координатами:

    http://www.wikiloc.com/wikiloc/view.do?id=13487901

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.