Пляж Агиос Павлос: молочное море

1

Однажды в 8 утра мы с Денисом купили в туристическом бюро напротив палеохоровского причала два билета на паром до Агии Румели и обратно. Народу на корабль поднялось не сказать, что очень много. Первоначально побегав по палубам, пофотографировав друг дружку на фоне уходящей за корму Палеохоры, все угомонились и уселись смотреть на проплывающие по левому борту берега.

2

В наши с Денисом планы входило пройти по тропе Е-4 по маршруту Агия Румели — пляж Агиос Павлос — Агия Румели. Итого – около 8 километров. Тут сразу, чтобы не было путаницы, пока кораблик плывет, уточню. На Крите полно мест с одинаковыми названиями: всевозможные Платаниасы, Агиосы Иоаннисы и прочие Миртосы. То же с Агиосом Павлосом. Таковых я знаю три. Первый – рядом с Триопетрой, откуда мы переехали в Палеохору. Второй – рядом с Агией Румели, куда мы направлялись сейчас, и третий – на полуострове Родопос. Всех их объединяют предания об апостоле Павле, там проповедовавшем. Правда, большинство путеводителей допускают одну и ту же ошибку, говоря, что именно в этом месте (о каком бы Агиосе Павлосе речь ни шла) остановилось застигнутое бурей судно, на котором апостола везли на суд в Рим. Это не так. В «Деяниях Святых Апостолов» сказано, что судно бросило якорь в Кали Лименес, бухте на юго-востоке Крита (она и сейчас так называется и там есть пещерка, в которой Павел пережидал непогоду и проповедовал). Поскольку дело было в конце осени, экипаж искал место для зимовки. Сочтя Кали Лименес ненадежным укрытием от свирепых штормов, капитан корабля, как только распогодилось, взял курс на юго-запад Крита, к гавани Финика (современный Лутро). Но злой северо-восточный ветер Эвраквилон отшвырнул судно в открытое море и бросал его там меж огромных валов, пока команде не удалось причалить к острову Мелит (Мальта). Так что проповедать на Крите где-либо окромя Кали Лименеса и его окрестностей в тот раз Павел ну никак не мог. Места, названные его именем, хранят память о его втором посещении острова, как полагают некоторые исследователи. По их мнению, после двухлетнего заключения в Риме и оправдания Сенатом, апостол отправился в четвертое миссионерское путешествие – из Рима на восток. По преданию (а на Крите эта едва ли не самый распространенный вид исторического свидетельства), на месте, где Павел проповедовал в окрестностях Агии Румели, стоит церковь. Она завораживала меня на фотографиях несколько лет подряд и вот, наконец, мы к ней направились.

Паром быстро шел вдоль берега. Море искрилось, а горы кутались в дымку.

3

Если приглядеться, кое-где была заметна ниточка тропы Е-4. На маленьких пляжах под скалами иногда виднелись палатки, пришедших сюда по тропе или приплывших на каяках.

Так доплыли до первой остановки — Суйи.

4

Пассажиров на борт поднялось больше, чем вышло. На нижнюю палубу заехало несколько машинок, в том числе пикап с овцами.

Когда огромное тело парома с бурлением отходило от причала, мне на пару минут стало жаль покидать этот мирок, увиденный с палубы. Суйа лежала под нами полупроснувшаяся и безмятежная.

5

Однако свежий ветер и солнце быстро изгнали тоску. Когда до Агии Румели оставалось всего ничего, и мы поравнялись с пляжем Домата, весь народ выдохнул дружное «ааах!» и прянул на левый борт с камерами и планшетами. Из-за источников, вымывающих известняк из горной породы, море здесь в лазоревых разводах. Ближе к берегу их контуры столь четкие, что кажется, по морю провели кистью.

6

И вот, спустя полтора часа после выхода их Палеохоры, мы достигли Агии Румели. Большая часть вновьприбывших устремилась в поселок, чтобы уже оттуда растечься по тропам и ущельям. Мы же, спустившись с трапа, пошли направо. Миновали вертолетную площадку — море и воздух единственные доступные для транспорта пути в Агию Румели, автомобильных дорог в зажатую меж водой и горами деревушку нет.

Прошли вдоль пересохшей речки почти до моря, перейдя безжизненное русло по железному мосту.

7

Пересекли загон с овцами и козами, плотно закрыв за собой калитки по обе его стороны.

8

И, наконец, ступили на тропу, которая здесь явно просматривается меж камней и пучков травы.

Спустя минут десять вышли на самый противный ее участок – по песчаной дюне. Идти тяжело – ноги вязнут. Как и на другом Агиосе Павлосе, что рядом с Триопетрой, под обувь здесь обязательно надевать носки, дабы защитить кожу от обжигающего песка.

9

Следующий отрезок Е-4 тоже не принес облегчения ногам. Он пролегает сперва по скалистому склону, а затем по пляжу, заваленному валунами, после чего вновь взбирается на песок. Когда карабкались меж камней и расщелин, пару раз теряли тропу, обнаруживая ее потом то выше, то ниже.

Такое мучение длится порядка двух километров. После чего следует награда. Тропа, наконец, выводит на твердую почву и петляет на приличной высоте меж сосен, над морем.

10

11

12

Отсюда уже можно различить очертания церкви на пляже.

На спуске вновь приходится идти по дюнам. Но когда цель близка и море такое, что не хватает вдоха, это уже мелочи.

13

14

Очень хотелось купаться или, как минимум, заползти в тенек, но приблизившись к церкви, я остановилась.

15

Пять лет назад на одном туристическом форуме заядлые критоманы: Таня (Melnica), Андрей (Andy_Crete), Аня (Anushka75) и я обсуждали совместный поход к этой церкви. Мы хотели устроить встречу в Хоре Сфакион. И оттуда добраться до Агиоса Павлоса. Прикидывали разные варианты маршрута, в процессе обсуждения в списке необходимых вещей, утвердилась, например, корзина с вином и разными вкусностями. Заодно решили прогуляться насколько возможно по ущелью Элигиас, выходящему к морю здесь неподалеку…

Запланированная встреча на острове пока не состоялся (хотя иногда мы видимся друг с другом). Двое из нас – Таня и Андрей уже здесь побывали поодиночке. Сегодня настал мой черед. Как часто бывает, реальность оказалась куда прозаичней теории. Выход из ущелья Элигиас мы с Денисом проскочили не заметив. Мысль о корзине с вином, учитывая жару и обратную дорогу, вызывала легкую тошноту. Если только мысленно разлить хмель по бокалам и чокнуться с тремя остальными заговорщиками: «Привет, други, я помню о вас!»… И лишь церковь была наяву точь-в-точь как на фото. Именно ее вид с разных ракурсов на Panoramio заставлял меня зависать и замолкать во время наших веселых виртуальных обсуждений. Я смотрела на фотографии и мне казалось, что камни на берегу сами собой сложились, стянулись невиданными силами и образовали ее. И совершенно то же впечатление церковь рождала во мне сейчас, когда я стояла перед ней.

Единственно что, в реальности она оказалась чуть меньше. Но ощущалась более древней, чем представлялось.

16

Ее и правда строили из камня, взятого тут же. Было это в начале 10 века, или чуть раньше. А внутри еще различимы полустершиеся фрески 13 века.

17

И хотя на дверях висит табличка с просьбой не разгуливать нагишом по пляжу, поскольку место святое, нудистов это, как обычно, не останавливает.

Когда мы пришли на пляж, под камнями сидело семейство в первозданном виде, женщина держала у груди младенца. Под соседним валуном лежали вещи еще одного натуриста, резвящегося в данный момент в волнах.

Быстро скинув шорты, сандалии и рюкзаки, мы пошли к морю. Ух! Оно совсем другое здесь, нежели в бухтах Палеохоры. Берег открытый и мощные валы налетали на темный песок

18

Об обилии подземных родников, вымывающих известь, можно судить по цвету воды. «Молочное море», так окрестил это место Денис.

19

Надев маски, нырнули. И ничего не увидели – под водой висит белесая взвесь и от того полное ощущение, что плаваешь в молоке с газировкой.

К обеду волны значительно разошлись.

20

21

Рядом с церковью стоит небольшая таверна, куда немного приодевшись местные нудисты вскоре стянулись с разных концов пляжа. Мы же лежали под камнями: бездельничали, слушали грохот моря и сдвигали подстилки, когда до них добиралось солнце.

В обратный путь тронулись где-то в час дня. Потратив силы на карабканье по дюнам, снова забыли об ущелье Элигиас. Шли не спеша, делая привалы на тропинке меж сосен.

22

Обратный путь оказался чуть легче не только из-за уже знакомого маршрута. Метки тропы на камнях в эту сторону просматривались куда лучше, чем по пути сюда.

23

Последний привал устроили в пещере. После чего по камням и раскаленному песку дотащились-таки до Агии Румели. И пали в первой попавшейся таверне. Все же июль и тропа Е-4 нехорошее для Крита сочетание.

Из таверны мы переместились в кофейню. Где наблюдали и первых ласточек — наиболее шустрых туристов, вышедших из Самарии, и хлынувший за ними основной поток . За полчаса все таверны, кафе и ресторанчики были забиты людьми.

Возле причала рядом с нашей Самарией 1 стоял паром «Daskalogiannis» до Хоры Сфакион. Первой отчалила Самария — в 17.30 мы бодро погарцевали по разошедшемуся морю к Палеохоре.

24

Как же приятно было увидеть ее домики и церковную колокольню. Когда мы подошли ближе к пристани, из группки встречающих паром нам замахали три пары рук. Алена Денисовна от восторга едва не подбрасывала в воздух какой-то предмет (как выяснилось чуть позже, то был рапан, лично поднятый ею со дна морского во время вечернего заныра). А чуть правее, в таверне Одиссей, уже рассаживался народ. Хорошо было вернуться в Палеохору к ужину.

Когда и мы устроились за столиком под тамарисками, и вокруг мамы привычным кружком собрались коты, чиркнула косо по небу упавшая с северо-запада звезда. Словно всколыхнулись недра Вселенной и отразили путь апостола из Рима на Крит, соединив на секунду две любимые мои точки на Земле.

 

Далее – Элафониси.

4 Комментарии

  1. just a Russian freediver

    На Мальте мы с сыном (младшеньким) сплавали на Остров Святого Павла. В ластах, через проливчик (минут 15 плыли).
    Выбрались на берег у какой-то пещерки. Оставили в ней ласты и босичком по скалкам поднялись (минут за 5) к огромному памятнику Святому Павлу с раскинутыми руками. А рядом большой железный крест (на растяжках) и надпись на нём:

    Gos’s Son gave his life for this world

    А за ними — только пронзительная средиземноморская синь.
    «Этот мир» как в библейские времена.

  2. just a Russian freediver

    God’s Son gave his life for this world

  3. Tanya Melnica

    Если бы сейчас кто-то видел меня.. сидящую с блаженной улыбкой до ушей безо всякого видимого на то повода, то решил бы, что я умом подвинулась)))
    Просто в процессе прочтения мне удалось вспомнить ТО состояние души, когда я видела, слышала и чувствовала то же, что и ты в этом дивном месте… и я даже какое-то время в нем пожила, вычеркнувшись из окружающей меня реальности))))
    Ты будешь смеяться, но я тоже ту корзину вспоминала))) Без тошноты (все же май — не июль), но похихикала над нами изрядно)))
    Ну что ж… хоть и не довелось нам всем там встретиться (пока), но уже образовалась некая общность, которая должна таки свести нас в одной и обязательно критской точке.
    Вик, как всегда: душевно, чудесно, легко… Душа поет после твоих рассказов.
    Спасибо!!!

  4. merci (Автор записи)

    Тань, и ты про корзину, значит, думала! ))) Ну вот яркий же образ. )

    А я когда мы там были еще твой рассказ вспоминала. Про безлюдный пляж (эх!) и фотографию с лодкой. У меня настолько четко в памяти эти твои фото с лодкой, что я когда осмотрела со всех сторон церковь и подошла к морю, поймала себя на мысли, что взглядом ищу ее — лодку. ))

    И тебе спасибо, Танюш. Из добрые слова, и за те наши обсуждения, и за твой рассказ о походе на Агиос Павлос!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.