Элафониси: люди и звезды

Из всех органов чувств у человека, оказавшегося на Элафониси, главенствует зрение. Именно оно служит здесь основным проводником для эмоций и познания. Вы без труда  найдете в справочниках и путеводителях исторические факты, связанные с этим местом. Однако ваши глаза помогут понять его куда лучше.

Я видела Элафониси разным: ветренным и спокойным, в человеческих толпах и безлюдным. Люди не мешают мне любить его и восхищаться им. Элафониси — чудо природы, а чудо всегда влечет к себе массы. Кроме того, люди – важная его составляющая. Только в свой недавний приезд я поняла это. Вы видели, как они ведут себя там? Все — и позирующие на фоне вод, и ловящие кайтами ветер, и просто сидящие на песке выглядят так, словно веса в их телах осталось совсем немного. Словно они почти готовы взлететь.

1

Точно бредут по краешку соседнего мира — более легкого и прозрачного¸ чем наш.

2

Элафониси делает красивым не только самого человека, но и предметы, которые он сюда приносит: любой зонтик от солнца или купальник будто впитывает частичку из нереальной палитры окружающего и представляется человеческому глазу ярче и выпуклей, чем обычно.

3

Однако у этой людской подверженности влиянию окружающего есть и слабая сторона. Как ни крути, но количество готовящихся взлететь собратьев чертовски мешает созерцанию. Остается учитывать опыт бывалых, расписания экскурсий и прочую прозу жизни. Чтобы не оказаться на Элафониси в толпе, надо выбирать для визита время до двенадцати дня, когда со всех концов острова сюда едут, но пока не добрались пузатые туристические автобусы и обгоняющие их юркие рентованные Ярисы, Гетсы и Панды. Или — после пяти вечера, когда турдесант отбывает обратно.

Вот, например, утро…

4

Утром становится очевидно: Элафониси – это созерцание.
Больше всего мне нравится смотреть тут на разные проявления человеческой любви, не важно к чему или кому. У кого-то оно такое:

5

А у меня — вот такое:

6

У некоторых и вовсе — к ветру. Он просыпается к двенадцати дня и начинаются уроки в школе кайтсерфинга:

7

Пик солнечной и человеческой активности в этот раз мы пережидали в отельчике неподалеку- «Elafonisi Resort», управляемого семьей Каломиракисов:

8

Он стоит неподалеку от того места, где асфальт переходит в грунтовку, ведущую к стоянке перед пляжем. Несколько апартаментов в оливковом саду плюс главный корпус, с высокой верандой ресторана и номерами, глядящими на лагуну. Вот вид из нашего:

9

Днем летний зной влетал в комнату с соленым, терпким ветром. Сидеть до вечера под кондиционером не хотелось, и мы спускались в прохладу ресторана.

10

В его чреве, меж плит и разделочных столов, блестят нержавеющие бока холодильников со свежей рыбой. Официант ведет к ним… Надо сделать выбор. Сдержать себя трудно, хочется тыкать пальцем во все подряд. Когда вас пятеро – еще труднее. Как не взять каракатиц, когда тебе обещают сделать их на гриле «нежными, как южные ночи»? А вкуснейшую литринию? Или вот зубастая рыба-скорпион. Никому их нас на вкус она не была до сих пор знакома, но все мы были не прочь съесть и тем самым победить чудище. Есть в этом желании нечто первобытное все же…

Обед на пятерых с тремя большими рыбами, каракатицами, кальмарами, несколькими мелкими рыбками Гопа (морскими бычками), салатом, вином, кофе и мореженным вышел в 90 евро. Что для такого объема, да еще в разгар туристического сезона совсем не много.

Каракатица и впрямь оказалась нежна. А вот страшная скорпиониха никому не понравилась своей сухостью.

11

В конце трапезы мы выпили раки с официантом и уже больше ничего из принесенного им комплимента поместить в себя не смогли: ни дыню, ни йогурт с медом.

Вечером мы снова были в лагуне.

Ветер крепчал и воды принадлежали ловцам ветра:

12

13

Мы же, надышавшись солью и свежестью, ныряли за морскими звездами и ракушками:

14

15

16

Купались, и даже отдыхая не могли заставить себя выйти из воды.

17

Затем по небу на золотом велосипеде на Элафониси въезжал вечер. Ветер укладывался в песчаных холмах.

18

19

Ослепительная синева утра сменялась пастелью, словно страсть — нежностью:

20

21

И те немногие, кто был тут — обитатели окрестных отельчиков и смельчаки, решившие ехать обратно в ночи, спешили в лагуну — прощаться с солнцем.

22

23

Родители, несколько дней назад вернувшиеся с Санторини, задумчиво смотрели на медленное усекновение солнечного диска. Папа только пробормотал:

— Чтобы увидеть самый красивый закат, не надо было уезжать с Крита.
Все собравшиеся в лагуне молчали, объятые единым на всех покоем.

24

Как жаль, что утопична сама мысль о возможности усадить воющие стороны вместе раз за разом смотреть закат. Жаль, что стрелка внутреннего человеческого компаса выравнивается всего на несколько минут, и едва солнце уходит за море, легко готова вновь качнуться в сторону безумия и смуты…

Плавно, но очень быстро светило исчезло за горизонтом.

25

26

Ночью мы забрались на крышу отеля – глядеть на звезды. В темной дали мерцал маяк, а над домиками в оливковом саду гремел непобедимый хор цикад.

27

И если можно было уговорить себя лечь спать той ночью, то только ради того, чтобы утром снова упасть в воды нереального цвета, ползать крокодильчиком по заводям, лагунам и заливам.

28

Пока солнце не поднялось высоко, сходили на соседний пляж Кедродассос по тропе Е 4. Столб, отмечающий ее начало, хорошо виден с левого бока автостоянки. За ориентир можно принять так же катерок из Палеохоры.

29

30

Тропа несложная, правда, как мы прежде заметили на другом отрезке Е 4, на обратном пути маркировку видно лучше, чем по пути туда. Поэтому направляясь к Кедродассосу, пару раз лезли по валунам, только потом обнаруживая петляющую чуть в стороне тропку.

Если не видно желтых или черно-желтых меток, можно ориентироваться на каменные пирамидки – добрые люди отмечают ими верную дорогу.

31

32

По пути туда шли за парой жизнерадостных итальянцев. Встревожились, когда голоса их вдруг смолкли, а на тропинке обнаружилось это:

33

Но нет, к счастью, они просто потеряли тропу и молча стояли меж валунов, гадая, куда идти. Затишье было недолгим. Спустя минуту они уже махали руками в противоположных направлениях и громко хохотали над тем, что завели русских в дебри.

Обнаружив неподалеку пирамидку из камней, мы дружно устремились к ней. Поравнявшись с Сусаниными Итальяни, я приветствовала их:

— Ciao ragazzi! Come va?

После секундной паузы, последовал взрыв радости от обретения новых друзей из России.

Выбрав на Кедродассосе пляжик с каменистым дном – чтобы интересней было нырять, мы плавали часа полтора.

34

35

А потом снова вернулись на землю с нежным, ласкающим слух именем. И уже даже не помню когда и зачем оттуда уехали.

36

 

PS

Каждую зиму очертания лагуны меняются. Штормы намывают и уносят прочь песок. Потому вы никогда не увидите ее прежней. В иной год в ней больше заводей, в иной — песка. В наш первый визит она была маловодна:

IMG_1408

IMG_1456

В крайний приезд — летом 2014 года, от суши между материком и островом осталась лишь узкая коса и перешейки, перемежающиеся заводями:

IMG_4479

IMG_4483

Точно дверь, через которую мы входим сюда, каждый год чуть смещается.

 

Далее – Аликианос.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.