Ханья

В отличие от Санторини, Ханья до приезда на Крит вызывала у меня скорее недоумение. Она не фотогенична, по крайней мере, не так как Ия или Фира. Она щерилась с фотографий остовами зданий – как осколками торчащих зубов, показывала ободранные и обшарпанные бока – стены домов… Я не понимала, почему Ханьей восхищаются.

Точно так же как и на Санторини, в Ханью мы приехали в субботу, в жуткой толчее, четыре раза попытали счастья на официальных парковках – все без толку, заблудились на какой-то улице, перепутав поворот, чуть не боднули такую же арендованную машинку, потолкались в пробке на улице Вензелоу. В результате, истратив кучу нервов (и подыхая со смеху), припарковались рядом с огромным котлованом, выходящим к набережной, возле какой-то помойки. И под палящими лучами полуденного солнца пошли в старый горд – вдоль остовов зданий и обшарпанных стен.

И совершенно влюбились в Ханью.

За время отпуска три раза приезжали сюда.

Ханья – город сумасшедшей энергетики и сумасшедшего обаяния. Вот есть города, которые как дети знатных родов: отсутствие свежей крови сделало их старыми почти от рождения, закоченевшими в незыблемости традиций и условностей. Ханья же поражает мощным проявлением жизни, ее кровь бурлит и все в ней перемешано: прекрасное и безобразное, древнее и юное, разные культуры и эпохи… Именно жизни – то, чего не хватает Санторини, в Ханье с избытком. Тут по одну сторону неровной щербатой стены веницианского дома — кафе с плетеными креслами и красными подушками (в названии кафе непременно присутствуют «De» или «La»), а по другую — обычный пластмассовый стол, за которым толстые женщины в черных сатиновых юбках режут салат, смеясь и громко перекрикиваясь с ребятишками, играющими тут же, а у древней стены стоит гладильная доска (аккуратно придвинутая, чтобы не мешала туристам).
И вот так сходу, помимо знаменитых узких улочек с фонарями и увитых плющом арок, вспоминаются какие-то совсем не связанные между собой вещи.

Церковь Ag. Aikaterini на улице Kourmoussi в турецком квартале Splantzia – видно, в ней был пожар, все стены обгорелые, черные, без росписи – только иконы висят, народу — никого. И так спокойно было внутри, словно кто-то сверху говорил: огонь не страшен – есть сила главнее его.

Яхты – лес из белых тонких мачт в средиземноморском порту. Раз пришла яхта с уловом – полной сетью осьминогов – они шевелились, сплетались между собой, а потом таких же мы видели на деревянных распорках – распластанные тушки сушились на солнце в кафе напротив пирса.

Торговец травкой на набережной – мы наблюдали за рыбаками, а рядом волоокий юноша вроде как флиртовал с американками: давно ли в Ханье? – что делаете вечером? – развлечься мисс не хотят? – покурить? – 20 евро специально для таких красавиц!

А еще отличный винный магазин на улице Halidon по правую руку, если спускаться от центра к морю. Мы купили там в подарок тестю Метаксу 20-летней выдержки – на 10 евро дешевле, и 7-звездочную Метаксу соответственно на 13 евро дешевле, чем они стоят в Ханьинском duty-free. Больше мы ничего не купили, но цены на Узо там ниже, чем в других магазинах, например, в супермаркете через дорогу. Кстати, 7-звездочная Метакса уже сплотила как-то вечером моих коллег на работе. По общему мнению – пить можно без закуски 🙂

Раз уж речь зашла про покупки, скажу про овечий сыр, купленный на городском рынке. Он потрясающий. Его продают сами фермеры и стоит он, понятно, в три раза дешевле, чем в Москве. И не идет с ним ни в какое сравнение. Во-первых, обертка сразу промасливается насквозь, во-вторых вкус у настоящего овечьего сыра ни капельки не кислый, как можно подумать, если попробовать его первый раз в Москве. В-третьих, запах… хотя, и запах и вкус очень на любителя. Мой муж, например, к любителям не относится, и только врожденная интеллигентность, приверженность демократическим идеалам, а так же нежелание портить себе отдых не позволили ему выкинуть мой сыр в мусорку))

Еще в Ханье живет много удивительных животных, напоминающих наших котов. Правда, не только в Ханье – по всему острову, но Ханья ими как-то особенно плотно населена… ну, про них расскажу чуть подробнее.

Мистические коты

С котами на Крите не все чисто. Странные они. Тонкокостные, с длинными лапами и удлиненными мордами, напоминают, скорее, египетских кошек. Странна так же их манера неожиданно появляться и исчезать. Например, когда мы приехали в монастырь Агия Триада, я закрывала багажник машины, Аленка поднырнула мне под руку, и получила весьма ощутимый удар крышкой багажника по макушке. Крики, слезы, я тру ей голову, сама близка слезам, как вдруг сбоку появляется белый кот. Наверное, вышел из-за монастырской стены и прошел под машиной, но ощущение, что материализовался из воздуха. Совершенно не смущаясь плача и мельтешения рук, начал тереться Алене об ноги. Дите тут же принялось кота гладить, упокоилось и больше об ушибе не вспоминало… Ну и были еще странные моменты, свидетельствующие о том, что кот на Крите, как Бегемот у Булгакова – не просто кот. В общем, будь я мальчишкой, я бы поостереглась обижать критских мурзиков.

Завершая тему Ханьи, переходим к следующему хиту в списке лидеров: Курталиотское ущелье »

5 Комментарии

  1. Наталица

    Нет слов!!! Давно я не читала с таким удовольствием! Фотографии потрясающие!

  2. merci (Автор записи)

    Наталица, рада, что понравилось:)

  3. Lana Gattomio

    Как я люблю Ханью`!!!

  4. merci (Автор записи)

    Lana, как я вас понимаю 🙂

  5. Светлана

    Как «вкусно» Вы рассказали о Хании!! Ваш пост прямо вдохновляет на исследование этого города!! И действительно волшебные фотографии, очень жтвописные!
    Я как раз собираюсь в Ханию в свой отпуск, Вы могли бы мне чуть подробнее рассказать об этих краях, о том куда обязательно надо сходить, что посмотреть, что попробовать, без чего не уезжать!! Если конечно это осталось в памяти.

    Буду Вам очень признательна за подробности!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.