Санторини

Да, конечно, мы приплыли на чудо-остров (абсолютно серьезно – вулканический остров – действительно, чудо природы) всего на четыре часа, вместо двух-трех дней. Плыли долго – 10 часов в общей сложности. Но я так же знаю, что ни эти факторы, ни довески к ним в виде жары и толп туристов не мешают другим моментально становиться его фанатами. Пример – три соотечественницы, плывшие с нами. В конце пути они напоминали размякшие сдобные булочки, но в глазах горел огонь и, утирая пот со лбов, они строили планы, как вернуться в белокаменный Эдем в следующем году – на неделю… Мы три часа бродили по Ие. Когда деть устал и раскапризничался, выбрали кафе с видом на кальдеру. С террасы открывался точь-в-точь такой же вид, как на десятках фотографий: перышки судов на синей глади вод под головокружительными скосами вулканического обрыва. Санторини безумно фотогеничен. Но при этом, не смотря на жару и толпы народа, белый кубизм кикладской архитектуры показался мне холодным и мертвым. Солнце, склоняющееся к горизонту, не согревало его, а резало глаза, отражаясь от ослепительно белых стен. И негде было укрыться от него в холодном каменном лабиринте улиц…

Я меньше всего хочу обидеть тех, кому остров понравился. Конечно, он красив. Вот и сейчас – смотрю на фотографии Санторини, сделанные мужем, и даже дыхание замирает. Но – как с человеком, понимаешь, что хорош, но не по сердцу. В реальном Санторини, среди застывших белых домов мне не хватило того, чем в избытке наделена Ханья…но это, как говорилось, другая история)

Гораздо больше Санторини мне запомнился путь туда, обратно и по самому острову, итак, дорога…

Плыли на пароме, т.к. я боялась, что нас с дитем на катамаране укачает. Плюс, я надеялась, что корабль – это развлечение для ребенка, да еще «Критский вечер» на обратном пути – наш сгусток энергии будет доволен… Путь туда – еще ничего, народ возбужденно бегает по палубам, принимает ванны только-только взошедшего солнца, вглядывается в морскую даль, картинно приставив ко лбу руку козырьком. Девы всех возрастов и комплекций, позируя перед фотокамерами, обвивают телами поручни и эффектно раскидываются на диванах…. Муж с ребенком исследовали корабль и вынесли вердикт: ни фига интересного здесь нет. Мы с Аленой посетили детскую игровую. Кроме спящих на мягких пуфиках парочек и огороженного загончика с парой мягких кубиков ничего там не обнаружилось. А вот на обратном пути уже никто не позировал. Большая часть народа сгрудилась в музыкальном салоне и молча лежала или сидела на диванчиках. Мы приплыли на паром на предпоследнем катере (17.00, последний – в 17.15) и почти все диванчики были заняты (на пути туда салон был свободен – большая часть путешественников облюбовала открытую палубу). В надежде на интересный вечер кое-как втиснулись на последний диванчик в салоне… Напрасно. «Критский вечер» – это новогодний капустник в подмосковном доме отдыха, только на английском языке. Ничего критского в вечере нет, кроме сиртаки, которому массовик обучает схваченных и вытянутых в круг пьяных людей. Далее следует обучение Макрене, вечно юным Танцующим утятам и т.д. Зрители, соответственно, пьют и ошалело аплодируют.

Если кому понадобиться, салон с диванами находится здесь:

(то ли вторая, то ли третья палуба – поднимаетесь от входа по главной лестнице, а сбоку будет внутренняя, как увидите мужской туалет над ней – вам на эту палубу).

Но если салон будет занят (не уезжать же с первым катером, чтобы место занять, и так времени на острове в обрез), можно пойти в детскую игровую комнату и поспать там (так даже лучше – тихо, все цветы жизни, которых злыдни-родители повезли на этом утюге, обессилено лежат у материнских грудей и не издают звуков). Или в зале для собраний (но там очень двигатель рычит и прохладно).

Кстати, на ужине никакой дискриминации по национальному признаку и мухлеваний с цветом карточек не было, как писали некоторые… Был тупизм с русским переводом.

По порядку. Итак, всем пассажиром утром раздали карточки разных цветов, ужином кормят поочередно, чтобы столовая вместила всех страждущих. Последними шли есть обладатели красных карточек, перед ними – оранжевых. У нас были как раз они – оранжевые. Однако у русских ребят, которые сидели на соседнем диване, были то ли зеленые, то ли синие карточки – и есть они пошли во второй заход. А мы в ресторане наблюдали по большей части скандинавов и французов…по-крайней мере, русской речи я не слышала.

С переводом же вышло так – не надо ждать, когда обратятся на родном языке (привет латышскому патриоту, поливающему кофе официанток!). Когда по-английски пригласили на ужин оранжевых, мы с Аленой не стали дожидаться объявления на родном языке и пошли. Муж, съевший сразу после отплытия хот-дог в баре на палубе, ужинать не захотел. И рассказал, что по громкоговорителю по-русски перевели как «красных» сначала оранжевых, а потом, собственно, красных…то есть русские «оранжевые», ожидавшие приглашения на родном языке, остались без ужина.

В столовой атмосфера вполне себе непринужденная и спокойная. Берите с собой мелочь – напитки, как и в отелях, за доп. плату – никаких тебе бесплатных компотов. Паренек, накладывающий нам с Аленой брокколи, тихо спросил меня, из какой я страны. Услышав ответ, объяснил, что они с другом поспорили – откуда я, и друг утверждал, что из Польши. До сих пор не пойму – почему. Ладно бы я разговаривала, русский и польский чужестранец вполне может спутать. Но мы с дитем молчали – она разглядывала пирожные, вела себя тихо и гадала дам я ей их или не дам (не дала), а я – потому что устала … На Крите меня четыре раза принимали за представительницу этой национальности. До сих пор загадка — почему:)

Кстати, муж, ведь, есть не пошел, а карточку сдать забыл! Граждане, если кому надо – обращайтесь))

В Рефимно прибыли по расписанию – в 22.00. Машину оставили на стоянке в порту, что обошлось в 9 евро. Кстати, немного о времени. Заявлено, что идет паром 4 часа, то есть, отплыв в семь утра из Рефимно, на Санторини он должен прибыть в 11.00. Как бы не так. При абсолютно спокойном море на Санторини мы приплыли в 12.00 (то есть, через 5 часов). И первыми в новом порту Фиры («Афиносе») высаживают тех, кто купил на теплоходе экскурсию по острову…очень тонкий с коммерческой точки зрения ход организаторов. Те, кто экскурсию брать не стал – как мы, например, плывут дальше – в старый порт Фиры, и проделав путь на верх (кто на осле, кто на фуникулере, кто пешком по лестнице), попадают собственно в Фиру на час позже…

Хорошо, что народу, несмотря на отличную погоду, плыло немного и в очереди на фуникулер мы потратили всего 10-15 минут. Поднявшись, сразу побежали искать такси, поскольку автобус на Ию ожидался только через 40-50 минут.

Точнее, сначала по русской привычке хотели отловить частника…не вышло. На стоянке такси все строго – сидишь и ждешь своей очереди, заодно собираются попутчики. Так, до Ии доехали за 20 евро. При этом мы заплатили 13 евро (за двоих), а наш попутчик – осипший польский аудитор – 7 евро. Я тоже думала осипну…по крайней мере, по пути лишилась дара речи – таксист обгонял на поворотах туристские арендованные машинки так, словно просвечивал взором скалу и видел, что навстречу никто не едет, втискивался на двухрядной дороге между двумя идущими в разные стороны машинами… Когда вместе с голосом у меня вот-вот должно было пропасть дыхание, шины взвизгнули, и из-за скалы вывалилось косо висящее на небе солнце и белый город на горе. Ия…

Обратно ехали с американской парой (соответственно, заплатили 10 евро). Всю дорогу мисс (или миссис), сидящая со мной, улыбалась, даже когда ей было страшно смотреть вниз, и без конца спрашивала своего друга: «Are you happy?». Выйдя из машины, мы собирались помчаться к фуникулеру (надо было успеть к отплытию катера, и дать возможность ребенку пообщаться с ослами в порту). Как бы не так! Сладкая парочка так просто нас не отпустила. С полминуты они улыбались, показывали то большие пальцы, то сворачивали их калачикам в окей, махали нам руками. И все это просто потому, что мы 10 минут вместе ехали на такси… Вот интересно, после рейса JFK – Шереметьево, сразу играют свадьбы?

Другую крайность межличностного общения мы испытали на себе буквально через 10 минут. В очередь на подъехавший фуникулер мы оказались первыми и очень обрадовались возможности посадить Алену прямо у переднего окна – чтобы гора уходила вниз, чтобы росло и ширилось приближающееся море… Когда двери подъехавшей кабинки открылись, внутрь ловко просочилась девица в смелой мини-юбке, не в силах скрыть пышных, рвущихся наружу, форм. Уселась на первое сидение, кинула на него же рюкзак и поманила своего бой-френда, несколько смущенного напором подруги, раскидывающей на пути к цели младенцев.

– Глянь, красотень какая – ох…еть можна! – выразила восхищение окрестностями представительница тупиковой ветви среднероссийского интеллекта.

Алену я, разумеется, на первое сиденье посадила, ласково попросив деву подвинуть свои вещи. Пришлось так же посмотреть ей в глаза со значением, чтобы на несколько минут при ребенке уняла экспрессию в словоизвержении…

Среди положительных моментов – три бутылки чудесного «Винсанто». Первую, самую дешевую – за 25 евро, мы распили тем же вечером на балконе под ужин, нежданно-негаданно обнаруженный нами на столе в номере (на ресепшене, спасибо им, мы просили только о завтраке с собой). А еще две бутылки за 43 и 52 евро (эта последняя – супер!), мы привезли в Москву. Да, цены на Санторини впечатляющие – в два раза выше критских, например греческий салат – 7.50-8.50 евро против 3.5-4.5 евро на Крите.

Ну и последний пункт в списке минусов: Пальмовая река (Превели) ».

2 Комментарии

  1. Lana Gattomio

    На обратном пути мы с ребенком хотели прикорнуть в детской комнате, да не тут то было — все мягкие диванчики были заняты пьяными и совсем не маленькими европейцами, вповалку лежащими друг на друге.
    Так что пришлось практически всю обратную дорогу сидеть на полу.

  2. merci (Автор записи)

    Лана, сочувствую 🙁 Тяжко…

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.