Пляж Вати (Vathi) или «А где Агеевы?!»

1Координаты: 34.952070N, 24.755183E

Этот день был примечателен сразу тремя пунктами.
Пункт первый – встреча с Ольгой и Александром Агеевыми, с которыми мы сошлись на Фейсбуке на почве любви к Криту, — даты наших поездок на остров в этот раз пересеклись.
Пункт второй – поездка к пляжу Вати. Договариваясь с Агеевыми о встрече, решили не сидеть в таверне, а отметить знакомство особенно. По-критомански. Вот, например, пляж Вати: красивый, труднодоступный. Ясное дело – нам туда.

Пункт третий – закладка «критоманки». Там же, на Фэйсбуке, у участников сообщества «Критомания», родилась идея оставлять друг другу на острове секретики. Эдакая упрощенная разновидность геокэшинга. Игру назвали «Кри-кри» (сокращенное от «критоман — критоману»), а саму закладку – «критоманкой». Как, спрашивается, было не спрятать ее на Вати? То-то.

Утром 9 октября мы выехали в Спили, откуда должен был начаться вояж к бухте. Этот городок был идеальной точкой пересечения наших путей: мы направлялись из «Калипсо», ребята – из Каливеса.

По пути миновали Курталиотское ущелье. Давненько мы тут не были. Я почти забыла, сколько мощи в этом сплаве ветра и скал.

1(1)
Доехали до Спили и пошли, как было условлено накануне, на встречу – в таверну «Maria Kostas».

Спили — Спили… когда-то в мае мы тут жили-были. И очень грустили по морю. По тому духу приморских городков, когда ты даже не слыша и не видя моря, встречаешь его приметы во всем: в сетях, которые распутывают старики у дверей, в криках чаек. И знаешь — стоит совсем немного пройти, чтобы увидеть его. С тех пор селимся исключительно на побережье. Правда, в Спили приезжаем всегда с удовольствием, нам он почти родной.

23Встреча в кафе у Марии и Костаса была феерична. В смысле – весь драйв этого дня, начавшийся буквально от порога таверны, был результатом нашего знакомства с ребятами. Вместе с Олей и Сашей на Крит прилетели их друзья: Алина и Олег. Редко бывает, что практически незнакомые люди моментально сходятся. Но бывает. Дело, конечно, не в том, что все мы – критоманы. Любовь к одному и тому же объекту далеко не всегда делает людей друзьями.

Помню, на терраске таверны стало тесно от нашего смеха, объятий, рукопожатий и демонстрациии друг другу пакетиков с критскими травами, купленными в магазинчике у львиноголовых поилок. Весело выкатились из таверны вон, и прежде чем покатиться на юг, к пляжу, я пробормотала Оле в ухо:

Ведь, мы поглядим на грунтовку до Вати, прежде чем ехать по ней, а?

Оля беззаботно кивнула головой и стрельнула глазами на Сашу. Вот кто был настроен решительно! Еще на террасе, когда мы все галдели, он вернул нас к делу, разложив на столе карту, и потребовал от меня ткнуть пальцем в бухту — на большинстве карт название ее не пишут, и обнаружить Вати можно по характерному очертанию, напоминающему фьорд:
4
Здесь мое уважение, которое я до того питала к Александру, умножилось. Мало полагаться на джипиэс и примерно представлять направление. Настоящий критоман четко соотносит объекты меж собой и умеет ориентироваться прежде всего по обычной бумажной карте. Тем более, если он за рулем. А Саша был за рулем. У ребят на четверых был Ситроен С3, у нас — на троих, — Тойота Ярис — самая любимая и частая наша машинка на Крите. В этот раз она была еще и на дизельном топливе, чем покорила нас окончательно — одной заправки хватало примерно на 800 км. Машину вел, как обычно, Денис.

В общем, учитывая, что за рулем у нас два опытных водителя, я была почти спокойна. Почти — потому что помнила начало грунтовки до Вати. Семь лет назад, когда мы ездили в ущелье Агиофаранго, первые метры дороги на Вати, доступные взору со стороны, рождали предположения о проехавшем тут бульдозере. Словом, куда хуже, чем до Агиофаранго. Обе грунтовки берут начало от монастыря Мони Одигитрия. Отсюда, выражаясь языком цифр и координат: 34.973640N, 24.798790E

Только до Агиофаранго — налево и вниз, до Вати — направо и вверх. О чем и сообщает стоящий меж ними указатель.
Собственно, все эти годы мысль о Вати так же прочно сидела у меня в голове, как и о Диктинне. Помня состояние грунтовки, по которой мы не решились ехать семь лет назад, я втайне от остальных участников вояжа заготовила накануне выезда план Б. То есть, малодушно (или предусмотрительно? Очень сложно бывает провести границу между этими понятиями) придумала запасной вариант — куда поехать, если грунтовка окажется не айс. Куда — не скажу. Не из вредности, а из-за нецелесообразности (эти понятия тоже порой как близнецы) — план Б не понадобился, и ладно.

Тем временем, пока я все это рассказываю, мы миновали поворот к Матале и устремились к Сивасу. Ребята ехали впереди, мы — за ними. Один раз нам пришлось остановиться — пересадить Алену Денисовну на переднее сиденье. В эту поездку дите сильно укачивало, чего раньше за ней не водилось. Видимо, побочный эффект взросления. Пока пересаживались, веселая четверка усвистала далеко вперед, и не обнаружив их в обозримом пространстве, Аленка спросила:

А где Агеевы?!

К Агеевым в ее понимании относились все, кто ехал в сером Ситроене- и Алина с Олегом в том числе. Денис успокоил ее, что щас все будет, и Агеевы тоже. И действительно, у Сиваса мы догнали флагманский экипаж, поджидавший нас на обочине.
Сивас. До чего яркий и радостный городок! Стоял бы на берегу моря, мы бы тут жили. Мысль была не нова – семь лет назад она уже приходила мне в голову. Впрочем, и без нас поклонников у Сиваса, как и у других культовых критских городков южного берега, вроде Агии Галини и Хоры Сфакион, хватает — есть небольшая группка людей, отдыхающих здесь постоянно, из года в год.

56Мы же решили отобедать тут на обратном пути, тем более, что и таверна была у меня на примете. О ней чуть позже.

Следом за Сивасом следует Листарос, поразивший меня в прошлый приезд разительным контрастом со своим соседом. Насколько цивилен и ухожен был Сивас, настолько запущен и дик был Листарос, состоящий в то время по большей части из бурьяна и разрушенных домов. С тех пор тут все изменилось. На шоссе перед Листаросом свежая разметка, в деревне — новые коттеджи, разрушенных домов совсем чуть-чуть, и к тем подступает стройка — видимо, скоро на их месте будут красоваться новенькие апартаменты.

На парковке перед монастырем Мони Одигитрия мы остановились. Решили, что заглянем в монастырь после пляжа. А пока высыпали из машин и уставились на дорогу к Вати. И вот что увидели:
7
Ну то есть, как дорога к даче председателя строящегося садового кооператива — еще не шоссе, но уже и не грунтовка. В общем, сейчас тут все ровно наоборот, чем семь лет назад — начало дороги к Вати выглядит лучше, чем к Агиофаранго. Мне кажется, я радовалась сильнее (и громче) остальных…

Не долго думая, запрыгнули в наши малолитражки и поехали. Тут уже решено было пустить вперед нас, как людей хоть сколько-то знакомых со здешними местами. Перед отправкой сверили джипиэсы. Ехать до Вати предстояло 8 километров. Преодолеть их ребятам помогал Sygic в Алинином телефоне, нам — старенький Гармин. Обычно с критскими дорогами он справлялся отлично.

8
Дальше случилось вот что. Хорошая дорога, как к даче председателя, кончилась метров через сто:

9Начались повороты и мы запутались в показаниях Гармина. Модели навигаторов без магнитного компаса не годятся для пятачков, где много развилок – ваш путь они соотносят с заданным направлением пост-фактум – то есть, когда вы уже залезли туда, куда лезть не следовало бы. Когда Мони Одигитрия скрылась из глаз, прямая доселе дорога разделилась на отростки, прыскающие в разные стороны. Мы почти с нежностью вспомнили грунтовку на Диктинну. Один из ее главных плюсов – в ее прямоте, с нее практически некуда деться. Съезды очевидно второстепенны и во многих случаях обозначены пусть ржавыми, но указателями. Здесь все не так.

На развилке, повинуясь навигатору, мы въехали на каменистый подъем. Денис затормозил и сказал:

Так, вот тут уже серьезно.

10
Впереди было еще серьезней: дорога уходила в гору, и была завалена валунами.
Раздраженно щелкнув по Гармину, Денис сдал назад, пропустил ехавший за нами джип. Тяжело переваливаясь по рытвинам, тот исчез высоко за поворотом. Дружно решили, что это не может быть дорогой к Вати. Развернулись и увидели покосившейся, не замеченный прежде указатель на Agios Eftichianos. Ясно, надо возвращаться к развилке. Вернулись. И уже полагаясь не на навигатор, а на зрение, обнаружили там указатель на котором значилось крупными буквами Martsalo и чуть сбоку – Βαθύ (Вати, то есть).

Первые километры дорога до ущелья Мартсало и Вати одна, так что в начале пути можно ориентироваться и по указателям на ущелье.
11
12Однако…

А где Агеевы?! — с ужасом спросила Алена.

Действительно, — хмыкнул Денис, — где?

Пока мы безуспешно штурмовали дорогу на Агиос Эфтихианос, они, под предводительством Sygic, уехали в правильном направлении. Наверное. В общем, мы их потеряли.

К счастью, после указателя дорога перестала свиваться в клубок и пошла более менее прямо. В отличие от Диктинны места здесь очень даже обжитые — загоны для коз, домики и сараюшки, возле которых попадаются люди и машины. А вот грунтовка куда более ухабиста.

Ехали со скоростью 5-10 км в час. Пару раз я сделала попытку дозвониться до Оли. Бесполезно. Связи в этих местах нет. Указателей тоже не наблюдалось. И хотя дорога была вроде как одна, хотелось подкрепленной английской или греческой буквой уверенности, что едем мы правильно. Гармин былого доверия уже не вызывал.
И тут впереди мы увидели чудо. Светловолосая женщина в широкополой шляпе, в чем-то белом и воздушном, стояла на обочине. Возможно, она была ведьмой, например, или богиней, поскольку мгновенно меня зачаровала:

Смотрите, ангел! – восхитилась я.

Вот такой я ее узрела:

13Денис, правда, утверждает, что выглядела она иначе: имела много лет отроду и носила шляпу «французские колониальные войска потерпели поражение». Ну да ладно.

Открутив окошко (а ехали с поднятыми стеклами и кондеем, поскольку жарко и дорога пыльная), на дикой смеси языков я благоговейно спросила посланницу небес:

Сигноми, Мадам, where is Вати, пэр фаворэ?!

Денис с Аленой дружно фыркнули и покрутили головами.

Мам, при чем тут итальянский, мы в Греции — ехидно заметил один из членов семейства.

Мама, когда не в себе, либо путает языки, либо изъясняется на альтернативном русском.

Пап, что такое альтернативный русский?

Пока в машине шел краткий экскурс в лингвистику, ангел на обочине повел себя, как и положено ангелу. Послав мне лучезарный взгляд, он молвил на языке Байрона:

Ах, я, к сожалению, не знаю, где Вати. Мы едем в какое-то место на «А». Но я забыла название. И даже не знаю, где оно находится. Это известно моему мужчине. Возможно, он знает и про Вати…

Как мило, — думала я, положив голову на сложенные в окошке руки и жмурясь на солнце, — какое безграничное доверие ближнему! Только ангелы способны вот так терпеливо стоять средь диких гор, бесконечно верить и…

Машина дернулась, и Денис сказал:

Убери голову из окна!

И, обращаясь к Алене:

Ну-ка подними стекла и включи кондей. Сейчас ее отпустит. Коноплю они здесь выращивают что ли?

Пап, что такое конопля?

Тут на обочине показался мужчина – наверное, тот самый, что знал название на «А». Но где то «А» находится, было видно, он не очень понимал. Про Вати потому спрашивать не стали:
14
Через пару минут я потрясла головой и сказала:

Нет, ну какой овцой надо быть, чтоб не знать ни названия места, куда едешь, ни где оно находится!

Денис с Аленой облегченно вздохнули. Ребенок перестал смотреть на меня с жалостью и развернулся вперед.

А впереди, тем временем, показалась еще одна развилка: дорога отходила к ущелью Мартсало, о чем сообщал указатель:
15
Но главное, чуть дальше обнаружилась легковушка!

Агеевы!!! – радостно завопила Алена Денисовна.

Нет, — сказал Денис, — у них машина светло-серая.

Агеевы, — приглядевшись к пассажирам на заднем сидении, подтвердила я – просто машина очень пыльная.

Машина и впрямь потемнела на два тона, став сизой:

16(вторая легковушка на снимке, видимо, кого-то из местных).

Наш Ярис, кстати, тоже сменил оттенок, став кирпичным.

17Вскоре после развилки на Мартсало начинается спуск к побережью. На дороге показались ворота, какие ставят по всему Криту, преграждая путь козам и овцам. Если вам надо попасть за них – спокойно открывайте и идите – на частную собственность в данном случае вы не посягаете. Главное, всегда закрывайте их за собой. Вот, на фото Олег как раз запирает их за нашими машинами.

1818OПосле ворот начинается самый нехороший участок грунтовки, по нашему мнению. На протяжении примерно полутора километров дорога спускается к бухте серпантином, слой камней становится гуще, а рытвины – шире и глубже. Вот, например, Олины и наши фотографии с этого отрезка пути:
1919(1)19O20OПолзли мы еле-еле. В одном месте остановились, чтобы не сильно наседать на хвост Ситроену. И услышали отчаянное блеяние. Загоны с овцами и козами здесь повсюду, и даже Аленка уже перестала обращать на них внимание. Но в этом блеянии было столько безнадеги и муки, что мы открыли окна.

Козленок запутался рогатой башкой в сетке. Сколько он так стоял на солнцепеке, не известно. Рядом сгрудились козы и тоже время от времени выражали свое отношение к происходящему.

Денис вышел из машины, ухватил младую козлицу (судя по вымени) покрепче за рожки и вытащил ее голову из сетки.

2122Грянул мекающий козий хор, к ним присоединился ликующий голос козленка. Тот, кто считает, что животные не испытывают эмоций, — полено. Освобождённое существо радостно поскакало вперёд по дороге, разве что не подбрасывая вверх задние копыта:

23Спуск заканчивается возле небольшой церкви. Здесь дорогу пересекает высохшее русло ручья. И здесь же мы решили, что все, баста. Паркуемся.

24Ну и дорога!

Жесть!

Прокричали Оля, Алина и Олег, вываливаясь из машины.

Ай да на пляж! – крикнул уже не помню кто, и вся наша ватага устремилась вперед.

Пешком отсюда до пляжа несколько минут. По пути попадаются маленькие, видимо, летние домики. В одном из них даже работает арт-салон, куда мы решили заглянуть на обратном пути.

25На подходе к пляжу в пушистых зарослях прячется таверна…которая была полна народу.

2627Откуда он взялся, стало ясно, когда показалась бухта. На Вати ходят кораблики из Маталы.

2829Нашли единственную не занятую тень от тамариска, расстелили в ней покрывала и бегом – купаться.

3031Дно на Вати песчаное. У берега собралась полоска водорослей – в это время года они появляются на некоторых критских пляжах (позже мы видели их на Фаласарне). К счастью, это явление сезонное.

У Вати есть большое достоинство – за счет рельефа он хорошо защищен от непогоды. Говорят, волны тут бывают только при сильном юго-западном ветре (учитывайте это, отправляясь сюда).

Справа на горе (если смотреть на море) притаилась небольшая пещерка со сложенным из камней очагом. Сперва решили, что это самое подходящее место для закладки «критоманки»:

323334Однако, накупавшись и назагоравшись, устроились в тени тамарисков, выпили вина (все, кроме Саши, Дениса и Алены) и рассудили трезво. Пещера – больно оживленное место. Постоянно в нее кто-то лезет. Ну его. В качестве тайника выбрали пушистое можжевеловое дерево (вроде тех, что растут на Кедродасосе), в правой же части пляжа. Меж корней заложили пищевой контейнер с содержимым. С чем именно – не скажу, это секрет. Уверены, это пригодится критоманам, добравшимся сюда. Вот, мы с Олей сфотографировали куст и кусок спрятанного в нем клада:

35O3536O

Координаты: 34.952389N, 24.754472E

Еще скажу, что к сюрпризу приложено послание – добрый посыл сразу от семи критоманских сердец (писал Саша – твердой рукой вынужденного трезвенника).

А вот как раз, в ознаменование закладки, четверо из семи критоманских сердец делают селфи на Олин телефон (справа налево: Оля, Саша, Олег, я… что за добрый человек на заднем плане, не знаю):

37OВооон та группа, в правой части кадра, — тоже мы. Пьем вино, болтаем, загораем.

38Вскоре люди из Маталы покидала на кораблик рюкзаки, детей и женщин и уплыли прочь. Помимо нас осталось только несколько человек, прибывших на джипах. Мы же продолжали заниматься любимым делом: валять дурака и радоваться жизни (почти все фото с Олиного телефона):

39O40(1)40(2)O40(3)O40(4)O40OВ какой-то момент все мы разом почувствовали дикий голод. Время – четыре часа, а обедом еще и не пахло. Собрав вещи, пошли к машинам. Арт-салон и, что особенно жалко, Мони Одигитрию посетить в этот раз была не судьба. Особенно сожалела я о последней: Одигитрия – один из любимых критских монастырей.
Но у каждого пред глазами стояло сокровенное.

У кого барашек:

41У кого дакос:

42И все эти мечты вели нас к единой цели – к таверне. Подгоняемые голодом, да по знакомой дороге, обратно доехали куда быстрее, чем сюда.

43Когда проезжали обочину, где повстречали светловолосое чудо, меня осенило. Место на «А», которое искали ангел и ее мужчина, это ж, наверное, Агиофаранго… То есть — совсем по другой дороге от монастыря. Бедные. Где-то они теперь?

Выехав к Мони Одигитрии остановились. Вышли. Посмотрели на свои запыленные машины, на довольные физиономии друг друга. И рассмеялись. Просто так. Потому что трудный путь был позади и нас ждал вкусный ужин. Потому что вечер, как и все предыдущие, обещал быть теплым, а впереди у нас было много дней.

Маршрут Мони Одигитрия – Вати — Мони Одигитрия занял три часа: полтора часа на дорогу туда-обратно и полтора часа на самом пляже. По сравнению с дорогой на Диктинну грунтовка до Вати в два раза короче и примерно во столько же раз хуже – из-за рытвин, буераков и более частых спусков-подъемов.

4444OНа чем бы вы сюда не отправились (лучше на джипе) – пользуйтесь хорошими навигаторами, чтобы не сбиться с пути на крученом участке в начале дороги . Кроме того, мы порадовались, что и наш Ярис, и серый Ситроен, — оба имели объем двигателей 1,4 л.с. Это существенно облегчает жизнь водителю по пути на Вати.

Мы же тем временем устремились к Сивасу. А конкретней – к таверне «Sactouris & Sofia». Ее когда-то заприметила моя подруга Аннушка. «София и Сакториус» (порядок имен собственных в названии не принципиален, чередуется на вывеске, в меню и на сайте) находится на центральной площади городка, перед церковью, крайняя в ряду таверн:

45Славится вкусно приготовленным мясом: гриль, жаренным и тушеным. Еще по совету хозяйки, Софии, взяли фаршированные сыром цветы кабачков, запеченные в кляре. Очень вкусно! Ну и само собой – домашнего вина и раки. Первым был тост за тех, благодаря кому вояж к Вати и обратно благополучно состоялся – за водителей. Ямас! Второй – за нас всех, собравшихся за этим столом. Ямас! Ну а дальше тосты уже полились рекой, на деревьях зажглись огоньки, пришел батальон требовательных котов – в общем, все как надо.

4647 Сейчас мне даже не верится, что мы это сделали, — сказала Оля, выразив тем самым общую мысль.

Выпили и за это.

Когда прощаясь, благодарили Софию за вкусный ужин и щедрый комплимент, она посреди смеха и мешанины английских, русских и греческих слов, вдруг замолчала и негромко сказала:

У нас в церкви есть человек. Недавно ему было видение. Турция нападет на Грецию, а Россия будет нас защищать.

И хотя вечер был теплый, я поежилась, словно задуло холодным ветром. Или чиркнуло вдали сполохом грозы.

Какое-то время мы еще побродили по окрестным лавкам, покупая сыр, оливковое масло и сладкий-пресладкий виноград. Но улочки, прилегающие к площади, тонули во мраке и путь предстоял неблизкий. Обнялись и еще раз взглянули друг на друга с улыбкой. Хорошо, когда при прощании не надо много слов.

Поздно вечером, когда мы добрались до отеля и упали в кровати, Аленка пробормотала:

А где Агеевы?

Улыбнулась и заснула.

Агеевы (все четверо) в это время пили вино в своем отеле над дюнами Святого Павла, в который переехали из Каливеса. Между нами, по морю протянулось не так уж много миль.

Эх… короткая была встреча! – пришла мне в ночи смс-ка от Оли.

Я кивнула. Засыпая, думала, что не будь с нами Оли, Саши, Алины и Олега, путешествие к Вати, возможно, не состоялось бы. Всю дорогу они ехали первыми. Азарт и чувство локтя вели нас там, где давал осечки навигатор. За столом у гостеприимной Софии мы все сошлись во мнении, что при возможности на Вати лучше ехать, конечно, на внедорожнике. И все же, сейчас, когда поездка была закончена, с ясностью сияющих над Ливийским морем звезд, вставал передо мной главный вывод сегодняшнего дня. Он был хорошо мне знаком еще с прошлогоднего путешествия к Диктинне. Очень важно знание предстоящей дороги, важно средство передвижения. И только одно главнее всего этого. Самое важное — кто с тобой рядом.

Прилагаю карту нашего маршрута:

49PS Удачи всем, желающим добраться до Вати! Ребята, если вы найдете наш тайник – сообщите об этом, пожалуйста, здесь или на страничке сообщества «Критомания» в Фэйсбуке. И помните правило: не оставляйте тайник пустым, положите в него сюрприз для ваших последователей. Иными словами: передайте эстафету критоманства дальше.

50

Далее: Мой Лафониси и три его имени

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.